на главную "БОГИ НЕ ЗАСЧИТЫВАЮТ В СЧЕТ ЖИЗНИ ВРЕМЯ, ПРОВЕДЕННОЕ НА РЫБНОЙ ЛОВЛЕ."
на главную
Наверно у каждого из нас был в свое время наставник, который к рыбалке нас пристрастил, опытом поделился, уму-разуму научил. У кого дед, у кого отец, у кого товарищ старший. Так вот, чтоб мудрость эту, да навыки стариков наших сохранить, да молодым рассказать, памяти и мудрости их и посвящен этот проект.........>>>
О сайте и Товарищах
Лица Товарищей
Трофеи Товарищей
Отчеты
Рассказы, байки, стихотворения.
Песнь Фадея 'МАМКЕ'
Да уж..... (от Алеарта)
Фрицы на рыбалке.
Ложка (Алеарт)
Лунька с Фадеем (Алеарт).
Монтана и щука
Знатным карпятникам А. & M. посвящается
Классификация пресноводных рыб.
Сказ о том, как Фома с Гаврилой щуку тянули.
Сказ о том, как Фома Гаврилу от пьянства спасал
'Опасный' первый лёд. От Сержа.
Хокку
'Вспоминая детство'. В двух частях. От Сержа.
Про молодость, белое безмолвие и мстительную щуку.
Рассказ о трофее. От Новичка.
'Мамкина поэма' от Мамки.
Что на душе - то на бумаге
Корчева!!!
Ловля сома на ...
' Вот такая речка, вот такая рыбалка. '
Сказ о том, как Фома и Гаврила браконьерами были.
'Летняя настольгия'
'Мамкины откровения'
Ашулук.
Песня 'Совы нежные'
Смирновские рассказы от Смирнова Михаила
НАБЛЮДЕНИЯ РЫБАКА-АВТОЛЮБИТЕЛЯ
'Подводная трагедия'
ВОЛОГДА
'...Поехал на рыбалку'
Это было недавно, это было давно
Рыбалка которой не было.
Пять дней в Рязанской области
Секреты Ферапонтыча
Приметы Ферапонтыча
В народе говорят
Фотоотчеты
Проекты Товарищей
Почитаем.
Завалинка
Всякая нужная мелочь
ФОРУМ
Журнал 'Диалоги о лодках'

Сказ о том, как Фома с Гаврилой щуку тянули.

Сказ про то как Фома с Гаврилой щуку тянули.
Часть первая "..., да так по жизни ничего и не поняли!" .

 

Учитель:

-Дети запишите предложение: - "Рыба сидит на дереве" 
Дети:
- Учитель, разве рыбы сидят на деревьях?
Учитель:
- Мнэ-эээ. Ну наверно это была сумасшедшая рыба.


Приехали Фома с Гаврилой на озеро городки погонять, щук половить.
Утро раннее. Туман над озером. К заветной яме подъехали, городки заряжают. Десяток карасиков, пойманных накануне младшим сыном Гаврилы, у них был.
Расставили снасти. Красиво городки плывут. Карасики работают, крутят городки по воде. Сами на тычки встали, около берега, сорожек (плотвенок) ловить. Вдруг слышат звук мотора из начала озера.
- Тьфу ты, мать…! Несет кого-то! По городкам бы не проехали. И как только в исток-то проперлись!
Моторка приближалась, при чем как раз по средине озера, по той самой яме, где городки наших друзей стояли. Друзья не на шутку заволновались, даже привставать стали с лавочек, только все равно не видать ни чего сквозь туман. Кричать тоже бессмысленно, не услышат, мотор помешает.
Лодка внезапно скинула обороты, мотор заглох. “Слушай тут какие-то чурбаки плавают, донеслось из тумана, похоже сеть чья то стоит”.
- Какая сеть!? Это городки наши стоят, Закричал Гаврила, вы там на моторе-то поаккуратней гоняйте, по снастям на проедьте!
- Хорошо, хорошо мы вам не помешаем, мы сдесь вдоль травки потроллим.
- Чего, говорят, делать будут? Слышь, Фома?
- Да, хрен их поймет, про тролей каких то.
- Троли? Да знаю, слыхал про таких. Старший у меня книгу читает, из
города привез, про кольца какие то. Дык, там про тролей и гобленов с хоботами написано. Чертовщина какя то.
- Да, нет же. Я по телевизору видал, пел один мужичек песенки, дык вроде
как Мумитроль, чтоль звать его.
- Думаешь певцы?
- Хрен знает. Щас, летом много гордских понаехало. Мож и певцы. Мотор-то слыхал как работает, гулко, не иначе как импортный. Да и голоса-те не знакомые. Ты лучше вон куда посмотри. Городок-то, городок! Похоже нюхает, ща клюнет. Проплывавший, в аккурат мимо их лодки, городок, развернулся, вздрогнул и ткнулся одним концрм в воду. Замер на секунду и начал медленно разматываться. Размотавшись на 1/3 лесы, опять замер. Затем быстро начал вращаться вокруг продольной оси, поднимая веер брызг вокруг себя.
- Ага! Почуяла, что попалась! Щас потащит! Ежели к берегу пойдет, то не большая, ну а ежели в яме встанет, то, пожалуй бороться будем.
Городок, тем временем, Подплыл к самому глубокому месту, акурат по середке ямы, и замер. Друзья смотали удочки, уложили их так, чтобы не мешались в лодке. Соперник мог оказать достойное сопротивление и потому, любой прдмет, мешающийся, мог создать проблемы, в плоть до роковой ошибки, в виде поломки снастей или потери трофея. Подплыв к городку, Гаврила хотел взять его рукой, но городок нырнул под воду!
- Во, блин! Ныряет! Ага, вонде всплыл. Давай, Фома к нему, потихому тока. Веслами не булькай. Похоже хорошенькая взяла. Только бы к дубу не пошла! На мысу-то дуб под водой лежит. Мужики снасть выводили, “рассомаху” делали. Всеравно не смогли вывести, только ветку оторвали, дык ветка-то, как из железа. Мореный!
Городок держал путь именно на мыс, медленно двигаясь по поверхности воды. Несколькими мощными, но безшумными гребками, Фома догнал городок. Гаврила взял его в руку. Леса немного провисла.
- Городок в воду, леску руками выбирай.
- Не учи, сам знаю!
- Учи – не учи, шибко лесу не зажимай! Пусть сквозь пальцы проскакивает. Щас рвануть может!
Гаврила выбрал слабину и почуял тяжесть на другом конце. Рывка не было. Потянул. Снасть не подалась, а только напружинилась.
- Не иначе завела, таки! Нет похоже подымается, в сторону тока. Слушай, Фома, крупная, не дергает, тянет только.

Леса начала подниматься под углом к лодке и в сторону от нее.
- Как к поверхности подойдет, слабинцу дай, не тяни! В верх прыгнуть
может, тоды поминай как звали.
Щука вышла к поверхности, не ослабив лески. Гаврила тут же дал слабину. Пауза. От лодки до щуки метров десять. Прыгать в верх она не стала, поняв что это бесполезно, рывка не выйдет, стало быть леска не порвется, а одинарный крюк завяз не в пасти, а глубоко в глотке, почти в пищеводе. Решила она сотворить другой “Корамболь”, хитрый номер выкинуть. Когда Гаврила начал подтягивать леску к лодке. Медленно подходя к борту, подчиняясь действиям рыбака, вдруг резко уйти под нее. Прозеваешь – обрыв от резкого рывка, усиленный плечем борта лодки, да и леса может зацепиться за что нибудь, не избежен. Но Гаврила успел вовремя выпустить леску из рук. Все 15 мертов ее проскочили в мгновение под лодкой. Городок громко стукнул по борту и исчез под ней.
- Ты видел ее? Чё замер, Гаврила?
- Видел. КРОКОДИЛ! В глаза мне посмотрела перед нырком, дык мурашка по
позвонку пробежала. Пожалуй в наш подсак не влезет. Ты, братец, багорик не взял?
- Нет. А, что уж больно велика? Даже в мой сак не войдет? Да, ладно! Вон
какой большой!
Городок вынырнул метрах в пяти от лодки, но уже с другой стороны. Раз пять еще пытались рыбаки подвести рыбину к лодке, а она использовала весь свой богатый опыт и арсенал уловок, чтоб не даться в руки (см. “Жила-была щука” от Виконта)
И наконец решилась использовать последний шанс, последнюю попытку порвать снасти и уйти. Она дала подвести себя к борту и замерла в доль него, на небольшой глубине, так, что верхний плавник и плавник хвоста “барабулил” по поверхности. Друзья смогли рассмотреть ее во всей красе. Это была достойная рыбина. Длиной приблизительно с половину лодки. Голова у Гаврилы, стоявшего на корме, хвост у Фомы, сидевшего на веслах, по средине. Мощная темная, со светлыми пятнами не понятной формы, спина. Под высокими, острыми надбровными дугами, мутной зеленью поблескивал глаз. То смотрел на друзей, то в перед, как бы оценивая время и направление последнего рывка.
- Хороша, Матушка! Под пуд, не меньше, точно, под пуд! Ну чё, Гаврила, мож подсаком попробуем?
Фома опустил сак ей под брюхо, но поднимать не стал.
- Не войдет! Треть только захватит, не провалится! Дай с головы
попробую завести. Я голову в сак, а ты все остальное туда руками заводи. Устала она, не должна шибко рвануть. Фома даже провел рукой по спине рыбы. Ни один мускул не дрогнул на ее теле.
- Может руками возьмем? За глаза, или за жабры?
- За глаза? Да у тя размаха пальцев не хватить, чтоб одной рукой за оба
глаза взяться! А, ежели рванеть? Так и заглиссеруешь по воде за ней, как за лодкой моторной!? За жабры? Ты жабры щучьи видал? Как бритвы острые. А у этой уж точно как меж двух серпов попадешь. Давай говорю, я башку ей в сак, а ты все остальное.
Но как только сак оказался пред ее головой, а Гаврила ослабил лесу, тут-то и выкинула она свой “фортель”. Едва заметная волна пробежала по телу щуки и она как молния влетела в сак! Показалось даже, что она вся туда вошла. Но только показалось, потому как не вошла она туда, а прошла сквозь него. От резкого рывка леска лопнула, не успел ее Гаврила из рук выпустить, а Фома инстинктивно поднял подсак вверх. Рыбы там не было. Да и сак напоминал теперь корзину для игры в баскетбол. А, на воде еще долго крутилась воронка, оставшаяся после рывка щуки.
Набор тех фраз и звуков, кои издавали наши друзья, на протяжении минимум минут двадцати, приводить не буду. Не литературно это.
Отдышавшись, рыбаки стали осматриваться.
- Ну что орем, шо два дурня! Ушла, держал, не держал! Смотри-ка, Гаврила, вон еще два городка таскает. Давай-ка, сак-то починим, да поехали эти проверим.
Пока плыли, Фома все рассуждал:
- Это и хорошо, что мы ее не взяли. Разное про щук-то говорят. Будто жисть они, большие, выловленные сокращают. Дед Мироныч-то, а, ведь он еще самого Ферапонтыча застал, когда пацаном был, что рассказывал? Ферапонтыч-то и рыбачить перестал, да и вовсе пропал в тот год, когда свою щучину-то выловил. Не слыхал? А, дед Михаил? Он перед тем как на фронт призвали, двухпудовую вытащил, так в то же лето, на Курской дуге и пропал без вести.
- Да, уж. Много всякого про них рассказывают. Да оно и понятно. Поди-ка, какая честная рыба в такой “бучерыге” жить станет, кроме щучины этой. Ты вот поробовал бы на мысу-то в дуб-то нырнуть. А?! Выскочил бы от туда как щурёнок. И в жисть бы более не полез. Просто жуть! А она, подишь, тама и живеть. Да нечасть, ей-ей нечасть! И Гаврила плюнул через левое плечо.
- Коленки-то подрагивают еще, а, Гаврила! Уж не сперепугу ли?
- С перепугу, не с перепугу, а, с этого, как его черта, андреналина это.
И друзья засмеялись. Гаврила починил подсак, просто завязав конец узлом. Они сняли двух хорошеньких щучек с тех двух городков, что были распущены. Нужно было наловить живчиков. Встали на тычки где уже ловили сорог. Сорога клевать не хотела.
- Ну прям как в жорево (на местном диалекте жор щуки) великое попали.
Смотри-ка, Фома, поплов даже не пошевелит, видно щука всю мелочь загоняла. Нужно ряби ждать. Сорога, она в рябь хорошо клюет. А, соседи-то наши где? Уплыли чтоль?
- Нет вона, слышь, говорят о чем то. Тока не пойму ни как на каком языке
они гутарють.
Из тумана, причем казалось, что совсем не далеко, все знают как туман всякие звуки передает, да еще и на воде, было слышно слабое бульканье мотора и некие реплики долетали до ушей наших рыбаков. “Из Дайвы вот эти две TD-Ignis, T-Airity.... для чемпионата... У шиманы тоже есть две…», «Фенвик BNHS76L-2 полностью меня устраивал…», «Да твоя Беннакс тяжеловата для ультралайта…», «Без ультралайта как пиписки кидать будешь…», «…тест, тест у нее какой…?» « А, бланк, бланк не почувствуешь…»
- Слышь, Гаврил, не пойму тест у нее какой то?
- Да наверно про бабу свою. Моя, этта тоже в район ездила, задержка у ней, видишь ли, тоже говорит тест делали, дык вот теперь к Рождеству, похоже, прибавление будет.
- Ну!? А про Бланка, про какого то? Уж не про того ли Бланка, помнишь, осенью в колхоз инженеров с города пригоняли, так у них бригадиром был Иосиф Давыдыч, фамиль по-моему Бланк была. Мож родственники его к нам отдохнуть приехали. Как же, места-те вона какие. Понравилось видать, хотя и погода дрянь была.
- Да, нет. Не похож он на рыбака то был. И родственники наверно тоже не больно-то рыбалкой увлекаются. А, вот компазитор такой был. Я, этта песенки его по радио слушал. Хорошие песни пишет, а может писал. Да не помню я.
- Ну, тогда точно музыканты.
Из тумана доносилось: «Палка - класс…», «…сорок сантиметров…», «… как раз для попперов…», « …пиписки кидать…», «… шимано…», «кастмастер» и еще много всяких не понятных нашим рыбакм слов и сочетаний. Туман, меж тем рассеялся. Звуки стали тише и вовсе пропали. Совсем не далеко от них показалась большая, серого цвета надувная лодка с мотором. Мотор сразу произвел впечатление на друзей, под его колпаком явно помещалось минимум 35 отборных скакунов. И работал он тихо-тихо, только слышно было, как выхлопные газы булькают под «сапогом». Но еще большее впечатление произвел внешний вид двух людей сидящих в лодке.
- Точно музыканты. Смотри как Фома, одежа-то, какая? Я такого одного видел по телевизору. В такой же одеже не сцене пел и плясал. Плясал, правда, очень великолепно. Куда там Егорычу. Ты видал, какие коромысла Егорыч гнет, когда выпьет, да на пляску его потянет? Дык тот еще хлеще выкручивал! Музыканты, ей-ей. Тока вот зачем в такой одеже, прям со сцены чтоль, на рыбалку ездить? Странный они народ.
- Странный – не то слово. Слыхал, о чем разговор вели: «палки», «пиписки», «40 см.», «попперы», «тесты»? Ты, вот свою палку ни разу не тестировал? Во! А, у них 40 сантиметров!
- Линейку не прикладывал. Но с вершок точно будет. Но, чтоб 40 см.
- Вот, я и говорю – шоу бизнес!
- Мне про них свояк, что в городе живет, рассказывал. Дык, говорит они мужик с мужиком живут.
- Дык, что? Мы с тобой тоже живем, не помираем.
- Дык, они как с женщинами живут, говорит, спят вместе.
- Во, невидаль, мы с тобой сколь раз вместе спали в палатке и в стоге раз,
Помнишь, на Лебяжьем? Ох, и гроза ж тоды разыгралась. Я думал, спалит наш стог.
- Да говорю ж тебе, они как с женщиной спят. Вот ты как со своей спишь?
- Это в обнимку чтоль? Ну это тока когда уж больно холодно, так-то спать с мужиком можно.
- Вот и говорю, любовь у них. Ну не понял? То-сё они делают.
- Ну!? Тьфу, пропасть! Прямо пакость какая-то! И чего только не узнаешь из города-то. Ну а ты, вечно, хоть что-нибудь хорошее рассказал. Слушай-ко, на счет спать-то, может останемся на ночь. Завтра все равно выходной. По огороду вроде все дела переделаны. Огурец еще не созрел, да и поливать не надо, дождик вчерась был. Останемся?
- Что с тобой делать, давай останемся. К вечеру мож еще одна «хахалка»
(на местном диалекте очень крупная щука) приклюнется. Ты шубяки-те не проверял, висять в лесу-то?
- Висять, что им сделается. Отряхнем, и будет на чем спать. Да ночи то щас короткие, не то, что в сентябре – длинные как жизнь. Со съестным-то, как унас?
- Воде два яичка вареных, хлеба краюха, колечко колбаски. Да, и ушицу мождно заеб… заварить. Не помрем.
И остались они на ночь, и упустили еще одну щуку, не хахалку конечно, но хорошую – семь килограмм. Почему точно семь? Дык выловили они ее, только через месяц. Но это уже другая история.
А, странные люди так и уплыли, ведя свои не менее странные, с точки зрения наших друзей разговоры.

Автор
Фадей, он же Павел Журавлев



Спонсоры: